3,5 миллиона!
На заводе "Моссар" в Марксе пятый год подряд выпускают более половины ВСЕХ электросчётчиков, производимых в России

Завод, в котором рождается свет
Знаете ли вы, что ООО НПФ "Моссар" - это один из крупнейших в России заводов по производству светодиодного осветительного оборудования?

Светодиоды вместо ртути
Представители белорусского завода заинтересовались идеей использовать для освещения своих новых цехов светодиодные светильники, выпускаемые в Марксе

И всё-таки за ним пришли(4)
«Деловой Маркс» так много рассказывал про коррупцию в райадминистрации, что мне в итоге пришлось закрыть газету. Но и Олега Тополя закрыли

Колонка редактора



Вслушаться в слова(1)

 Желание главы района публично дать клятву работать честно и добросовестно вселяет уверенность, что он собирается эти обещания исполнять


Реклама



Последние комментарии
08.11.2023
Владимир Дмитриевич Батяев
Владимир Дмитриевич, к огромному сожалению, в

17.09.2022
Ринг на всю жизнь
Я тоже у Гусева тренировался.

29.03.2022
Людмила Савицкая
Людмила Владимировна Савицкая приняла оригина

05.10.2021
Валерий Георгиевич Шевчук
Кто Вы и зачем Вам Шевчук? Напишите мне в лич

30.09.2021
Ксения Чернова
у неё духа больше чем у многих мужиков.

Главная » Статьи » 2010 год » Воложка № 127

Печаль Шопена
В этом году весь музыкальный мир отмечает двухсотлетний юбилей великого польского композитора Фредерика Шопена. Это имя знакомо даже тем, кто практически не интересуется классической музыкой. Оно ассоциируется с печальными ноктюрнами и лирическими прелюдиями, и мало кто знает, что этот бледный темноволосый юноша, каким его чаще всего изображали на портретах, был пламенным борцом за свободу своей горячо любимой родины — Польши.

Вспоминая о Шопене, нередко произносят и другое имя — самой эмансипированной и экзальтированной женщины девятнадцатого века, француженки Жорж Санд. В течение десяти лет она была возлюбленной польского музыканта. В воспоминаниях современников остались вечера, проведённые в её имении, когда Шопен играл на рояле, а Жорж писала свои романы. Это был тандем двух творческих людей, который однажды разрушился, ибо ничто не вечно под луной, даже великая любовь.

Почему вдруг я вспомнила о Фредерике? Ведь на самом-то деле его день рождения отмечается в марте. Зато весь год — юбилейный, а для меня Шопен — это осень, ненастные дни, дождливые вечера, прощание с теплом. Более всего мне хочется слушать его произведения именно в октябре и ноябре.

Моё старое, чуть дребезжащее пианино любит, когда я играю на нём прелюдии Шопена. Особенно ему нравятся Четвёртая прелюдия и чудесный ми-бемоль- мажорный ноктюрн. Давным-давно я выяснила, что моё пианино, как, впрочем, любой музыкальный инструмент — живое существо. У него есть свои странности и предпочтения. Потому я и не удивляюсь, если однажды ни с того, ни с сего начинают западать клавиши, пианино напрочь отказывается играть легкомысленный аккомпанемент к какой-нибудь современной песенке. Но едва я ставлю на пюпитр зеленоватую брошюру с нотами Шопена, всё разом меняется. Фортепьянный звук преображается, музыка льётся плавно и свободно. Чувствуется, что инструмент наслаждается мелодией.

Однажды Фредерик Шопен даже приснился мне. Я видела его печальное лицо, склонившееся над клавишами и освещённое трепещущим огоньком свечи. Слышала, как он играет — о, это была божественная игра! Недаром же он был не только гениальным композитором, но и виртуозным музыкантом. Сон растаял, зато остались стихи. Им уже больше десяти лет, но они по-прежнему дороги мне.

Четвёртая прелюдия Шопена

А строгой тишины нарушен сон…
И кто-то нежный фортепьянным звуком
Вошёл и рядом встал. Которым мукам
Мне в избавление сейчас явился он?
И воздух загустел и стал видней,
И в эту густоту упали звуки.
Хрусталь рождали трепетные руки.
Маэстро у рояля всё бледней…
И тёмной головы — не взмах, а взлёт!
Всё тело — сгусток нервов — в напряжении.
Быстрее темп! Вся музыка — движение!
Летят страницы рукописных нот.
В рояле отражён овал лица.
Зачем же вы, маэстро, перестали?
Дотроньтесь же до клавиш, до педали!
Играйте же! Играйте без конца!
Как всё недолговечно… Боже мой…
Пропал рояль, и музыка пропала.
О, мсье Шопен! Я вас тогда узнала!
О, Фредерик, побудь ещё со мной…

Иногда, когда я шагаю по осенним улицам, мне кажется, что в воздухе проносятся едва уловимые мелодии Шопена. Они звучат, напоминая о том, что всё проходимо на этом свете, и только музыка — вечна.

Осень. Строги очертанья
Переулков и домов.
И душа, как при прощаньи,
Обошлась без лишних слов.
Утро стынет под окошком.
С каждым днём желтее клён.
Воробьи летят на крошки
У подъезда. Усыплён
Ритм сердца и дыханья.
Чище воздух. Чётче звук.
Снова будут обещанья:
Как-нибудь исполню вдруг...
А мелодии Шопена
Завертелись. Листопад.
Запорошенная сцена,
И прелюдии летят...
Категория: Воложка № 127 | Добавил: Фарит (09.11.2010) | Автор: Юля Антонова
Просмотров: 1423 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Регистрация
Реклама



Доска объявлений
Наш опрос

Оставить свой комментарий
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Поздравляем с Днем Рождения!
Ya(48), Leonid(37), Avror@(39)
Copyright В.Гуреев © 2010-2024Создать бесплатный сайт с uCoz
Наверх